HOME

Рассказ М.Д. Бернацкой « Память и вечный покой»

Я думаю, нет семей, в которых не было бы воспоминаний, связанных с Великой Отечественной войной...

Я сама родилась уже после войны, в 1946 году, но мои старшие сестра и брат испытали на себе все тяготы войны. Брат, к сожалению, уже умер, а вот сестра помнит, как их с братом и двоюродной сестрой везли в эвакуацию в город Плес на пароходе по Волге, как немцы бомбили их пароход, и они прятались внизу, в трюме. Это был август – начало сентября 1941 года. Брату было 2 года, сестре моей – 5 лет, а двоюродной сестре - 8 лет. Сопровождала детей сестра нашей матери – тетя Маруся. В Плесе детей временно определили в деткомбинат.

Мама наша сначала была командирована по партийной линии в город Горький для проверки и обустройства эвакуированных из Москвы семей жильем, продовольствием, одеждой, работой и т.д. В конце сентября ей разрешили забрать детей из плесовского деткомбината и перевезти их в город Киров, где в то время на военном заводе работал ее брат и жила его семья. По прибытии в Киров их поселили в доме у местных жителей. Жили они очень голодно. Сестра помнит, как хозяйка дома делилась с ними картошкой, но и ее было очень мало, так что иной раз варили одну картофельную кожуру. Братишка был маленький, часто плакал, просил есть и сильно болел фурункулезом от недоедания.

Полковник Г.И. Копылов, зима 1942 года
Справка о местонахождении семьи Д.С. Жилова

В это время наш отец, Жилов Дмитрий Степанович, находился в командировке в Краснодарском крае, выполнял правительственное спецзадание. Когда началась война он не был мобилизован в армию по возрасту, но как специалист по животноводству (в 1927 году он окончил Саратовский сельскохозяйственный институт и аспирантуру, кандидат биологических наук) Дмитрий Степанович был направлен уполномоченным Наркома земледелия СССР по организации эвакуации скота Крыма и Северного Кавказа. Ввиду наступления немецких войск на юге и угрозой захвата врагом наших племенных стад лошадей, коров, овец, было необходимо эвакуировать их вглубь страны.

Удостоверение Д.С. Жилова, 22 августа 1942 года
Удостоверение Д.С. Жилова, 22 августа 1942 года
Набросок (Автопортрет). 1943 год
Набросок (Автопортрет). 1943 год, бумага, угольный карандаш, цветной карандаш, 28х20
Удостоверение Д.С. Жилова, 25 июля 1942 года
Удостоверение Д.С. Жилова, 25 июля 1942 года

 В начале войны находясь в командировках в разных областях, у родителей связь между собой была прервана, и чтобы узнать друг о друге, им пришлось посылать запросы по месту работы. Так на запрос отца о нахождении его семьи ему было послано сообщение, которое у нас сохранилось. Потом мама разыскивала отца, так как в Крыму и на Северном Кавказе, где он тогда находился, шли ожесточенные бои, немцы рвались на юг, поэтому связи с отцом не было. Дмитрию Степановичу приходилось работать в непосредственной близости к линии фронта и даже участвовать в боевых действиях. В июле-августе 1942 года ему вместе с сопровождавшими его товарищами пришлось уходить из немецкого окружения через Кавказский хребет. Только в конце 1943 года наша семья вернулась в Москву. Приказом Верховного Совета СССР Жилов Дмитрий Степанович был награжден медалями «За оборону Кавказа» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».  Умер он в 1959 году в Москве.

Автопортрет, начало 1950-х годов
Автопортрет, начало 1950-х годов, фанера, акварель, 44х30,5
Медали Д.С. Жилова
Медали Д.С. Жилова
Письмо 1944 года Дмитрию Жилову
Письмо 1944 года Дмитрию Жилову

Хочется вспомнить и моего свекра, Алексея Николаевича Бернацкого, участника Великой Отечественной войны. В 1939 году Алексей Николаевич окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. В октябре этого же года его призвали в армию. В звании младшего сержанта он служил в железнодорожном батальоне на Украине. Там и застала его война. Батальон его в составе 13-й отдельной железнодорожной бригады Юго-Западного фронта участвовал в Киевской оборонительной операции. В августе 1941 года железнодорожные батальоны выполняли важнейшие боевые задачи по заграждению железнодорожных линий и мостов через реку Днепр в районе города Канев.

В первые же недели войны наши батальоны испытали на себе натиск наступавших немецких армий. 15 августа 1941 года во время вражеского воздушного налета в районе города Золотоноша Алексей Николаевич со своим взводом попал под бомбежку. Он был ранен осколками бомбы в правое плечо и ногу и был контужен. Сначала его с другими ранеными отправили в госпиталь в город Харьков, но так как немцы продолжали наступать, то раненых, в том числе и Алексея Николаевича, переправили санитарным эшелоном в эвакуационный госпиталь в Сибирь, в город Томск. Он там проходил лечение до марта 1942 года. После этого ранения и контузии он уже не мог больше воевать. Умер он в Москве в 1979 году.

Фотография А.Н. Бернацкого с однополчанином
Фотография А.Н. Бернацкого с однополчанином
Письмо А.Н. Бернацкого - 22 июня 1941 года
Письмо А.Н. Бернацкого - 22 июня 1941 года
Медаль А.Н. Бернацкого
Медаль А.Н. Бернацкого

В моей семье и сейчас хранятся письма Алексея Николаевича с фронта и из госпиталя. Одно из них было написано в день начала войны – 22 июня 1941 года. Он награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», а также другими медалями как участник войны.

Моя 15-летняя внучка Ксения под впечатлением рассказов о войне, о ее прадедах написала стихи и назвала их: «Память». Вот одно из них:

Под небом мирным и чистым,
Где дышим свободой полей,
Не встретим отцов и дедов,
Братьев и матерей.
Тех, кто тогда в сорок первом
Жизни свои отдавал,
Тех, кто тогда в сорок пятом
До победы не дошагал.
Земля полита их кровью,
Они не вернулись домой.
Вечная память их душам,
Память и вечный покой!

Да, наше старшее поколение: и те, кто вернулся, и не вернувшиеся с войны, и те, что трудились в тылу, - внесли свой бесценный вклад в общее дело нашей Победы.

И хочется верить, что больше никогда и нигде такая страшная война не разразится...

Марина Дмитриевна Бернацкая

Site design: Tatyana Uspenskaya